www.agioskanon.ru

Канон - Свод законов православной церкви

КАНОНЫ

Апостольские правила

Вселенские соборы

Первый-Никейский

Второй-Константинопольский

Третий-Эфесский

Четвертый-Халкидонский

Пятый-Константинопольский

Шестой-Константинопольский

Седьмой-Никейский

Поместные соборы

Правила святых отцов

СБОРНИКИ ПРАВИЛ

Матфей Властарь: Синтагма

Учение Господа: Дидахи

Каноны Святых Апостолов

Климент папа римский -
Постановления Апостольские
Номоканон изд. 1639г.

ИСТОРИЯ

Евагрий Схоластик -
История Церкви
Евсевий Памфил -
Церковная история
А. Карташев -
Вселенские соборы

СКАЧАТЬ

О брачном праве
Деяния вселенских соборов
Кормчая книга (Номоканон)

Разместите наш банер КАНОН - Свод законов православной церкви

версия для печати

Седьмой Вселенский Собор - Никейский

все правила
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22

 

12. Если кто, епископ, или игумен, окажется что-либо из угодий, принадлежащих епископии, или монастырю, продавшим в руки властей, или отдавшим иному лицу: не твердо да будет оное отдание, по правилу святых Апостолов, глаголющему: епископ да имеет попечение о всех церковных вещах, и оными да распоряжает, яко Богу назирающу: но не позволительно ему присвоять что либо из оных, или сродникам своим дарить принадлежащее Богу; Если же суть неимущие, да подает им яко неимущим, но под сим предлогом, да не продает принадлежащего к церкви. Если поставляют в предлог, что земля причиняет убыток, и никакой пользы не доставляет: то и в сем случае не отдавать поля местным начальникам, но клирикам, или земледельцам. Если же употребят лукавый оборот, и властелин перекупит землю у клирика, или земледельца: то и в сем случае продажа да будет недействительна, и проданное да будет возвращено епископии, или монастырю: а епископ, или игумен, тако поступающий, да будет изгнан: епископ из епископии, игумен же из монастыря, яко зле расточающие то, чего не собрали.

 Зонара. Это правило повелевает сохранять церковныя угодья неотчуждаемыми (а под угодьями здесь должно разуметь все, что дает доход). Приводят отцы и апостольское правило, которым попечение о церковных вещах возлагается на епископа, дабы он распоряжался ими, яко Богу назирающу, и не обращал в свою собственность, то есть не присвоял себе ничего из сих вещей и не дарил своим сродникам. А если, говорят сии отцы, епископ захотел бы поставить в предлог, что, например, поле бездоходно и не приносит церкви никакой пользы; то и в сем случае он не должен отдавать его начальникам, но клирикам, или земледельцам: клирикам как подчиненным ему и низшим, а земледельцам, как людям возделывающим поля и принадлежащим к бедному и убогому состоянию. Если же посредством хитрости и обмана поле будет отдано клирику, или земледельцу, а от него перейдет к начальственному лицу; то сделанное недействительно, будет ли то называться продажею, или другою сделкою, и имущество возвращается в церковь. А кто делает это, то есть кто посредством обмана, или и открыто передает сильным лицам церковное имущество, будет ли это епископ, или игумен, должен быть изгнан, яко зле расточающий то, чего не собрал. Ибо если повинен суду каждый, кто худо расточает то, что сам приобрел; то не гораздо ли более – расточающий то, что другие посвятили Богу? Итак, это правило говорит об угодьях. А двадцать шестое (35) правило карфагенского собора не позволяет отчуждать и бездоходного имущества, без предосторожности; и наказывает не соблюдающих сего правила лишением их чести. А великий Кирилл, в послании к Домну, заповедует, чтобы утвари и недвижимыя стяжания церквей были неотчуждаемы; но это некоторым из игуменов кажется не имеющим важности.

 Аристен. По определению святых Апостолов отчуждение вещи принадлежащей епископии, или монастырю, допущенное епископом, или игуменом, должно быть недействительно; и делающий это епископ, или игумен, да будет изгнан.

 Церковные имущества должны быть не отчуждаемы, и в особенности угодья. А безвыгодное из недвижимых имуществ и приносящее церкви ущерб должно быть отдаваемо не местным начальникам, но клирикам, или земледельцам. Преступающий это определение, если епископ, должен быть изгнан из епископии; а если игумен – из монастыря, как зле расточающие, чего не собрали.

 Вальсамон. Бог сказал чрез Моисея, что приносимое Богу не должно быть переменяемо, а должно оставаться не отчуждаемым, хотя бы было хуже того, что дается в замен; аще же, говорит, пременяя премениши е, то и оно и пременение его будет свято (Лев. 27, 33). Итак, и правило говорит, чтобы епископ, или игумен не отчуждали, или не передавали угодий епископии, или монастыри какому бы ни было лицу; в противном случае отчуждение, или передача, недействительны по 38-му апостольскому правилу. Но присовокупляет, что, если епископ, или игумен поставляет в предлог, что поле не приносит дохода и убыточно для церквей, в таком случае передача его может быть допущена, только не начальственным лицам, а сельским, или клирикам. А так как, вероятно, бывало, что некоторые обходили это правило; то отцы определили, что, если когда посредством хитрости церковная вещь перейдет к сильному лицу чрез посредство простого человека, или клирика, показавшего вид, будто для себя берет недвижимое имущество, то и случившееся таким образом должно быть недействительно, и недвижимое имущество должно быть возвращено церкви; а епископ, который сделает это, или игумен, изгоняется из епископии, или монастыря. И в этом состоит правило. Но как угодья суть те, которые из самих вещей и как бы сами по себе дают плоды, как например соловарни, масличные сады, виноградники, луга, водяныя мельницы, гончарни, и прочее такое; то иной может спросить: об этих угодьях делает определение правило, или о всякой доходной недвижимости, и тем более, что в конце упоминает об убыточных полях? Решение. Правило дает постановление о тех и других и говорит: доходныя недвижимости, как то угодья, не отчуждать и не отдавать; а то поле, которое бездоходно на самом деле, а не по виду только, отдавать; так что если бы угодье сделалось совершенно бездоходным (например, если бы луговое место затоплено было разливом реки), или если бы вне города лежащее подгородное место стало доходным вследствие того, что занято снова домами жителей, в таком случае это загородное место не должно быть отчуждаемо по причине его доходности; а то, хотя бы и считалось угодьем, по причине бездоходности и бесполезности его, может быть отдано; ибо не по званиям, а по доходности, они должны быть отчуждаемы, или нет. Знай, что, по законам, отчуждением называется в собственном смысле перенесение владения, то есть дарение, продажа, отдача на откуп, мена и подобное; а отдачею поручение определенным лицам, или на определенныя времена; но в несобственном смысле и отдача называется отчуждением, и отчуждение отдачею. А что недвижимыя имущества, дающия доход, не отчуждаются, не дающия же дохода в случае настоятельной необходимости у церквей отчуждаются, это открывается из 29-го (35) правила карфагенского собора, которое допускает это с ограничением. Это правило и прочти. И великий Кирилл во 2-й главе своего послания к Домну определяет, чтобы утварь, то есть священные сосуды и недвижимыя имущества церквей были не отчуждаемы; впрочем и это толкуй согласно с правилом карфагенского собора. Когда один епископ передал церковное угодье начальствующему лицу и передача в силу этого правила признана не имеющею силы, некоторые говорили, что епископ, по смыслу правила, должен быть изгнан из епископии. А по моему мнению не так; ибо правило повелевает изгонять епископа из епископии не в том случае, когда он допустит недействительное отчуждение угодья, но когда совершит передачу церковной недвижимости с помощью обмана; когда на самом деле хочет, чтобы она перешла к сильному лицу, а для виду, выставив предлогом ея бездоходность, передаст оную клирику, или земледельцу, с тем чтобы от него перешла к сильному лицу; ибо изгнание из епископии присуждено ему не за отчуждение, но за лукавство. И это открывается из 38-го Апостольского правила, которое внесено в настоящее правило,  которое не подвергает наказанию того епископа, который без обмана худо пользуется церковным имуществом; точно также и из 120-й Юстиниановой новеллы, то есть 23-й главы 2-го титула 5-й книги Василик, где определяется, чтобы такия сделки не имели силы, а о наказании епископа или игумена не говорится ничего, и только писавший договор осуждается в ссылку. А поелику сказанная новелла, то есть 2-й титул 5-й книги, определяет, что бывают случаи, когда не только бездоходныя, но и дающия доход недвижимая имущества церквей и монастырей, и самой великой церкви и других благочестивых домов отчуждаются и передаются с указанными в ней ограничениями; притом дозволяется отчуждать, по требованию обстоятельств, и некоторые священные вещи; то прочти эту новеллу, которая и обширна, и многообразна и указывает много ограничений, и смотри – согласно или несогласно со смыслом ея делаются церквами и монастырями отчуждения и отдачи священных предметов и недвижимых имуществ их, и соблюдаешь себя свободным от обвинения. И не находи противоречия новеллы с настоящим правилом, потому что и новелла, подобно настоящему правилу, запрещает отчуждения, или отдачу церковных, или монастырских недвижимых имуществ без благословной и крайней причины. Что же? Когда отчуждение не признается действительным, как сказано, и церковное имущество возвращается в церковь, или в монастырь, член церкви или монастыря обязан ли возвратить те деньги, или вещи, которые получил за это? Решение. Никаким образом, ибо указанная новелла говорит буквально следующее: «если же состоится какая-нибудь сделка у одного из благочестивых домов относительно различных имуществ, как движимых, так и недвижимых, вопреки постановлению настоящего нашего закона; в таком случае возвращать в туже святейшую церковь, или в благочестивый дом имущество, с которым последовало что-либо подобное, с прибылью за промежуточное время; притом должны остаться в церкви же цена, или данное вместо дара, или в уплату, или по другой какой бы то ни было причине. Если последует отдача имущества в аренду, вопреки постановленному нами; в таком случае повелеваем возвращать святейшей церкви, или благочестивым местам, тоже самое имущество, и арендатору – платить условленное по силе состоявшегося договора на аренду. Если же церковное имущество, или имущество другого благочестивого дома поступит в дар; то и таковое должно быть возвращено святейшей церкви, или другим благочестивым домам с прибылью за промежуточное время, и еще с прибавкою той цены, какой стоит самое имущество. А если оно отдано будет в залог вопреки сему постановлению; то заимодавец должен потерять данное им в заем, а самое имущество возвратить благочестивому дому; а писавшие договор за то, что имели дерзость содействовать таким сделкам вопреки этому нашему закону, осуждаются на всегдашнее изгнание». Но иной может спросить и о том: когда правило говорит, что епископ изгоняется из епископии, а игумен из монастыря, как губители и расточители; - должно ли за изгнанием следовать и извержение, или нет? Некоторые говорили, что поелику святые отцы не определяют ничего такого; то должно иметь место только изгнание; а мне кажется, что если изгнание состоялось за обман, в таком случае необходимо следует за ним и извержение; ибо никто, осуждаемый за вину лишающую чести, не сохраняет своей чести. Итак, должно приносить благодарность державному и святому императору нашему, который, следуя Апостольскому правилу и настоящему определению, сохранил недвижимая имущества церквей и монастырей, по крайней мере в городе, неприкосновенными от руки казны тремя хрисовуллами своего святого царского величества, из коих один издан в июле месяце 1-го индикта 6654-го года, и определяет, чтобы монастыри не терпели ущерба от того, если бы принадлежащие им права оказались в чем-нибудь не твердыми; а другой издан в октябре месяце 7-го индикта – 6667 года и повелевает, чтобы монастыри владели своими недвижимыми имуществами неотъемлемо, хотя бы представлены были им от составителей переписей записи, доказывающия права казны. Эти хрисовуллы не приводятся здесь, потому что ими дается монастырям не вечная польза, а временная. Третий, изданный в марте месяце 6-го индикта 6666-го года, имеющийся во всех управлениях, предписывает, после предисловия, буквально следующее: за несколько уже лет пред сим мое царское величество издало хрисовулл в пользу благочестивейших монастырей, находящихся как в царствующем граде, так и на западной стороне Стена, - и по берегу и далее; точно также и в пользу монастырей, лежащих около никомидийского залива и даже до самой Никодимии, и на островах: Оксии, Проте, Халки, Платее, святыя Гликерии, Принцевых, на острове Антигона, Трагонисие, Теревинфе, святого Андрея, святого Трифона, святого Елевферия, Кодоне, Пелагие, Богородицы, Месонисии, Ятре и святого Димитрия и тех, которые находятся во владениях пристаней и даже до округа Афиры; и вообще в пользу монахов, подвизающихся в окрестностях царствующего града, как мужей, так и жен, предоставив им многия права и даровав им неприкосновенность в управлении и владении недвижимым имуществом, принадлежащим им по каким либо документам, как подробно говорится о сем в этом хрисовулле. Но поелику не удалось успокоить звероловов, которые под предлогом выгод казны стали причинять тяжкие обиды; то мое царское величество, возжелав с одной стороны умолить и умилостивить Божество за то, в чем, по человечеству, мы погрешили против Него, и с другой стороны желая и воинов великого царя, то есть Христа, ради Его избравших уединенную жизнь и облекшихся во всеоружие духа, - иметь споборниками и сильными защитниками против видимых и невидимых врагов, определило на столь доброе основание положить и собственный ему покров и благорассмотрительно издало настоящий хрисовулл, которым постановляет и определяет, чтобы все недвижимые имущества, состоящия в настоящее время в пользовании исчисленных выше монастырей, или молчальниц, или келий отшельников, или лавр и вообще монастырских обиталищ, каким бы именем они ни назывались, живущих на их землях, угодья, собрания, площади, дороги, озера, реки, морские права и вообще всякое право, принадлежащее недвижимым имуществам – в каком бы месте они ни находились, если этим правом они владеют ныне, если, то есть, в отношении к сему праву до ныне не представлено им местными составителями описей записи, доказывающей право казны на него, чтобы указанные монастыри владели ими навсегда как даром и приношением моего царского величества, и чтобы они владели ими во все последующие времена беспрерывно, хотя бы законно хотя бы незаконно до ныне имели за собою какое-нибудь из них, или может быть и все, хотя бы без всякого документа, или и на основании документов, но не имеющих полной законной силы, или ложно составленных. Ибо все состоящее у них во владении в какой бы ни было области на западе и востоке, хотя бы оно принадлежало к имущественным предназначенным на содержание царствующих в данное время императоров, хотя бы состояло из земель освобожденных от податей, хотя бы из состоящих на льготном положении, или из отчужденных, или из выморочных, или из податей уплачиваемых простыми людьми, или из земель розданных по частям простым людям, или из проданного богатым людям, или на оборот, или из исправлений неправильно состоявшихся продаж, хотя бы из того, что назначено поступить в дар в одном месте, передано было в другом, или, быв назначено в дар, не было передано, или переданное не было назначено в дар, или другим каким-нибудь образом состоит у них во владении неправильно, - мое императорское величество желает, чтобы всем этим все указанные монастыри владели на все веки непоколебимо и без всякого постороннего вмешательства как даром моего императорского величества и чистым приношением. Ибо, если одного владения недвижимостями, какое они ныне имеют, должно быть достаточно для них без всякого документа; то при сем излишне хлопотать о других документах. Ибо на все, чем владеют они ныне (кроме впрочем того, на что представлены им местными составителями описей записи, удостоверяющия, как сказано, права казны), должно быть достаточно настоящего хрисовулла моего императорского величества и вместо дарственной и вместо запродажной и вместо всякого другого документа, хотя бы на них и предъявляло права какое-нибудь учреждение. Монастыри не должны быть принуждаемы представлять на те недвижимые имущества, какими владеют ныне, другие издревле существующие у них документы; но пользуясь вместо всякого документа настоящим хрисовуллом моего императорского величества, они должны довольствоваться им и только им, ибо он, как написано выше, будет служить им и вместо дарственной и вместо передаточной, и вместо всякого другого документа. А если бы случилось, что какой-нибудь монастырь, по требованию обстоятельств, пожелал бы воспользоваться и существующими у него документами, и ссылаться на них в защиту себя, в этом никто не должен препятствовать ему. Ибо принуждать к сему никто не может; а если решится на это по собственной воле, никто не должен будет препятствовать сему. И не только по отношению к защищению права владения землею настоящий хрисовулл будет оказывать пользу монастырям, но и по отношению к поселенцам, состоящим ныне под их властию, и к угодьям, площадям, собраниям, перевозам, озерам, рекам, морским правам, и всякому другому праву, какое они имеют, кроме впрочем тех имуществ, на которые они получили записи о принадлежности их казне, как многократно говорено о сем выше. А если и было повелено подвергнуть из оценке, или уплатить им какие-нибудь подати, или пошлины, или воинскую подать, или казенную, или пошлину с грамот, или что-нибудь другое надлежащее в казну, и следующее с них по счету не поступило, или это право оспаривается как-нибудь, - от всего этого для монастырей не должно происходить никакого вреда. Но зачем перебирать, перечислять и писать для примера многое? Мое императорское величество избегает многоглаголания, дабы, при обозначении некоторых причин, колеблющих владение недвижимыми имуществами, и при умолчании о других, кто-нибудь из ловких на эти дела людей не стал придираться к выражениям и не опочил, как иудей, на букве, и не стал бы на основании не обозначенного беспокоить монастыри и делать им неприятности. Для предотвращения сего мое императорское величество всеобщем и всеобъемлющим словом желает и определяет, чтобы все то, что в нынешних владениях монастырей, или в самых монастырских кафедрах, будет признано кем либо или ныне, или когда-нибудь составляющим принадлежность казны, чтобы это считалось пожертвованным монастырю. И как только кто помыслит об этом и выскажет, тотчас и должен монастырь взять себе это, как пожертвованное ему ныне от моего императорского величества. Ибо в отношении ко всем недвижимым имуществам, какими владеют указанные выше монастыри ныне, относительно которых они не получили записей о правах казны на них, мое императорское величество желает, чтобы каждое из них считалось казенным, единственно для ограждения его неприкосновенности и чтобы оно никем не было отчуждено. И как казна не возбуждает исков сама против себя, так и священные храмы, или молчальницы, и монастыри и прочее, не должны быть вовлекаемы в тяжбы ни от кого из попечителей казны; хотя бы кто имел основательный, хотя бы и неосновательный к тому повод, и каково бы ни было то, что могло быть сказано. Ибо каждый, кто решится сделать что-нибудь подобное, окажется говорящим не имеющее силы и поэтому самому не твердое; и имущество такового без сострадания должно быть отобрано в казну, и сам он навсегда будет лишен чести, как противящийся императору, который благочестиво и боголюбезно дарует монастырям неприкосновенность в обладании тем, что дано им настоящим хрисовуллом, и чрез сие приносит Богу некий малый дар взамен тех бесчисленных благодеяний, какие получил от щедродательной десницы Его. Итак, не должно быть дозволяемо ни производящему перепись, ни председательствующему в каком-нибудь учреждении, ни производящему уравнение податей, ни другому кому действующему от лица казны, вносить в перепись недвижимыя имущества монастырей, или свести подлинный счет, или проверять меру земли, или разыскивать количество поселенцев, или излишество земли, или что она высшей ценности, или неправильность владения. Но поелику по указу моего императорского величества имеют быть составлены акты состоящих ныне во владении монастырей недвижимых имуществ и поселенцев; то монастырь только тогда должен подвергнуться хлопотам и состоящее неправильно в его владении должно быть у него отнято, когда составитель переписи показывает, что монастырь сверх определенного владеет местами, или поселенцами, или другими правами. Ибо монастыри нынешния свои владения, состоят ли они из поселенцев, или из участков земли и угодий, не будут иметь права умножать и увеличивать. Впрочем под этим предлогом не будет дозволено ни сборщику податей, ни какому бы ни было составителю переписи сбирать в принадлежащих указанным монастырям, недвижимых имуществ, ни подымной подати, ни померной, ни другой какой-нибудь показанной в переписной или податной книге. Кто осмелится на это, тот должен знать, что не только возвратит во много раз больше собранного; но будет лишен всего имущества в пользу казны и потеряет честь и гражданские права. Ибо мое императорское величество хочет того, чтобы все недвижимые имущества указанных монастырей каждым из сборщиков податей признаваемы были как бы несостоящими под их начальством и властью; и как не имеют ни малейшего права сборщики податей ни производить своего дела в областях не подчиненных им, ни вообще делать что-нибудь в них; так и по отношению к монастырским недвижимым имуществам областные сборщики, в области которых состоят таковые недвижимые имущества, не должны считаться сборщиками. Акты, которые будут составлены и перечисления, сделанные лицами определенными моим императорским величеством в утверждение нынешних монастырских владений, должны быть внесены для сведения в подлежащие учреждения. При этом все монастыри должны знать, что если окажется, что какой либо из них сделал какую-нибудь хитрость по отношению к недвижимым имуществам, состоящим ныне в их владении, или допустил злой умысел, или какой-нибудь обман, то он не только не получит ни малейшей пользы от настоящего хрисовулла моего императорского величества, но потеряет и то право, которое прежде предоставлено ему другим хрисовуллом моего императорского величества, изданным в пользу всех указанных монастырей». Далее этот хрисовулл отменял и всякое повеление противное ему, то есть бывшее или имеющее быть, и определял, чтобы монастыри пользовались и старинными своими правами. Но когда по наветам некоторых злорадных людей и июне месяце 9 индикта 6684 года вышло царское повеление, которым почти отменялся этот благочестивейший и благодетельнейший хрисовулл, и поэтому все монастырские недвижимыя имущества подверглись расхищению со стороны составителей переписей; то, по прошению монастырей, издано было в июле месяце 4-го индикта 6689 года достопокланяемое решение наших боговенчанных самодержцев и святых наших императоров, которым отменяется сбор кормовых денег преторам и воинским начальникам и определяется, чтобы прежде изданные хрисовуллы имели действие в том отношении, чтобы недвижимыя монастырския имущества не подлежали переписям, и в котором говорится буквально следующее: «мое императорское величество, нуждаясь в подкреплении вашими молитвами и во всем желая идти по стопам блаженной памяти императора, самодержца и отца моего, благоволило подражать и его благотворительности по отношению к вам посвятившим себя Богу; - а таким образом и чрез единое сие благотворение к вам приносится дар и Богу, царствующему над нами, и святой душе самодержца и отца моего императорского величества, и для нашей державы полагается опора и основание к преспеянию во благое; и склоняясь на бывшее от вас прошение определяем, чтобы изданные его святым императорским величеством во благо существующих у нас монастырей три хрисовулла были действительны, и неизменны, и непреложны, и непреложно оставались в той же самой силе, в какой изданы были первоначально, и чтобы сохраняли свою твердость те акты передачи, какие совершены вследствие их, хотя бы они были совершены по истечении двух лет, хотя бы, может быть, некоторые из них и не успели быть предъявлены в подлежащих учреждениях; а разные изданные для истолкования, или отмены в некоторых частях, или в целом – силы сих хрисовуллов, указы, которые и обозначены в нашей записке, каким бы образом они ни были изданы, делаются чрез настоящее решение неимеющими действия и силы и почитаются как бы вовсе и не существовавшими. Должны быть прекращены – и лежавшее до сих пор тягостью на недвижимых имуществах подчиненных вам монастырей, находящихся в области Фракии и Македонии, взыскание путевых и кормовых денег сборщикам податей и воинским начальникам, и выкуп или сбор пакли и сала, так как настоящим решением это отменяется и совершенно уничтожается, делается как бы не существовавшим и неимеющим имени; преторы и сборщики податей и воинские начальники и те, которые собирают выкуп за паклю и сало, или требуют сего натурою и служащие у них так должны проходить мимо таких недвижимых имуществ, как будто бы их и совсем не было в подведомых им округах; потому что они имеют быть свободными от требований казны во всем таким образом ею признанном, начиная с нынешнего срока сбора и во все последующие времена непрерывно, принятом ею без противоречия и рассматриваемом так, как будто бы оно не было вписано в акты казны. А хотя эти имущества и не вписаны в акты казны, но признаны как-нибудь иначе; однако же права их признаются и таким образом. Кто осмелится с различными недвижимыми имуществами подчиненных вам монастырей учинить что-нибудь вопреки определенному в сих хрисовуллах и в настоящем решении моего императорского величества, тот подвергается ответственности в оскорблении  величества (как определено этими хрисовуллами), и сверх сего принуждается превосходительнейшим мистиком того времени исправить и тот вред, какой причинил какому либо из ваших имений. Но и все монастыри, находящиеся в сем великом граде и вне оного, расположенные в пределах обозначенных сими хрисовуллами, должны заботиться об исполнении при поминовениях приснопамятного между императорами самодержца и отца моего императорского величества – всего того, что указано в вашей записке; в противном случае не получать прощения, хотя бы и один раз сделали в сем упущение». Кроме того и святейшей Божией Великой Церкви дан был хрисовулл державного и святого императора нашего, в котором заключается буквально следующее: «и древнему оному и преславному храму премудрости Соломона все делали приношения по силам. Также и сему священному и величайшему храму носящему имя Премудрости Бога, происшедшего по человечеству и от Соломона и от Давыда, созданному поистине величественно и действительно по царски, которого тот Соломонов храм был предизображением этому, говорю, новому Сиону, кивоту освящения, церкви нашего Спасителя, которую Дух Святый основал так прочно и незыблемо на камени Апостольских постановлений, многие делали различные приношения, заключающиеся в недвижимых имуществах, находящихся и на востоке и на западе и даже на некоторых из островов. А есть и такия имущества, которые перешли к нему чрез куплю. Из них многие (чтобы не сказать большая часть) по различным причинам были признаваемы как лицами, производящими перепись имуществ в каждой местности, так и другими опытными в этих делах за принадлежащия казне. А как это дошло до слуха моего императорского величества чрез донесение лиц, заведующих имуществом этого величайшего и божественного храма; то наша держава тотчас, ни мало не медля, дала сему всечестному храму настоящий хрисовулл, которым наше благочестие приносит ему чистый дар и жертвует как свой дар и некое священное приношение все состоящия в ея владении разнообразныя недвижимая имущества, находящияся как на востоке, так и на западе и на всех островах, и каким-нибудь образом принадлежащия казне, будут ли это поселенцы, будет ли земля, например, пахотная, или луговая, или находящаяся под виноградником, или под садом, будут ли это какие-нибудь угодья, хотя бы жили тут купцы, или ремесленники, хотя бы в каком-либо из них построены были укрепления, хотя бы находилось в них и что-нибудь другое принадлежащее казне. Мое императорское величество исправляет настоящим благочестивым хрисовуллом и все то, что окажется нетвердого в документах находящихся в указанной великой Божией церкви на все таковые недвижимыя имущества, каковы бы они ни были. Наша кротость настоящим благочестивым хрисовуллом постановляет и определяет, чтобы все принадлежащее сей церкви на западе и на востоке и на всех островах считалось даруемым и передаваемым ей ныне от моего императорского величества. Для этого наша держава повелевает, чтобы составлены были местными составителями описей и удостоверены их подписями подобныя описи, показывающия всякого рода недвижимыя имущества и находящихся в них постоянных и непостоянных жителей, а также и находящияся в них всякия угодья; и эти описи должны быть переданы святейшей Великой церкви для вечного обеспечения, дабы все было известно и непререкаемо, и ни в какое время не было привлекаемо к переисследованию ни от одного из составителей описей, или надзирателей, или уравнителей податей, или других лиц наблюдающих за делами казны, а показанныя описи должны быть внесены для сведения в подлежащие учреждения. Ибо не должно быть дозволено никому из них ни в какое время никаким образом входить во все сии недвижимыя имения, ни привлекать к какому бы ни было взысканию и исследованию. Не должно ни требовать документов на сии имущества, ни собирать подымной подати, или померной, или другой какой-нибудь, придуманной в пользу составителей описей, которые должны удаляться при одном предъявлении им настоящего хрисовулла моего императорского величества и имеющих быть составленными, как сказано, описей. Всякое же состоявшееся постановление, будет ли то об отведенных уже прежде владениях, или о полях освобожденных от податей, или о льготах, или о чем-либо относящемся к низшим разрядам, или о подлежащем клеймению, или о не отправленной воинской повинности, хотя бы возмещения за это и не последовало, или о не принимании пожертвований без определения количества, или о каком бы то ни было другом предмете оно было издано, и в чем-нибудь противоречит настоящему хрисовуллу моего императорского величества, в силу этого останется неимеющим действия, хотя бы и заключалось в нем повеление не отменять его, если не будет это прямо предписано. Ибо, имея в виду все бывшия постановления, наше благочестие почло излишним перечислять оныя в отдельности, и мое императорское величество постановляет признавать их как бы исчисленными в отдельности и отмененными, насколько это касается настоящего хрисовулла. Даже и никакое имеющее быть изданным постановление не должно получить перевеса над настоящим благочестивым хрисовуллом; но и оно в чем будет противоречить содержанию настоящего определения моего императорского величества, должно остаться неимеющим силы и действия, хотя бы и содержало в себе повеление – не отменять его (если это не будет прямо предписано), хотя бы другое какое ограничение». Итак, дабы известны были все недвижимыя имущества, принадлежащия святейшей Божией великой церкви, они переписаны в настоящем хрисовулле, и именно в таком виде: в области Фракии и Македонии такое-то и такое-то, и потом перечисляет все недвижимыя имущества, и после исчисления их говорит: «повсюду находящиеся иудеи стровилиоты и свобода кораблей имеющих вместимость в тридцать тысяч. Наша держава определяет, чтобы святейшая великая церковь и всякой член ея все сие имели в твердом и непоколебимом владении, и что должны быть составлены подобныя описи местными составителями описей, как изъяснено это многократно. Впрочем под этим предлогом не должно быть дозволяемо указанным составителям описей требовать подымной, или померной подати, или доставления им кормовых денег, или делать какое-либо другое взыскание с каких бы то ни было недвижимых имуществ ея (церкви св. Софии); но они должны сделать указанныя описи без всякого сбора и требования. Кто дерзнет нарушить что-либо из постановленного настоящим хрисовуллом моего императорского величества, тот кроме того, что подвергнется императорской немилости, подвергнется опасности уплатить пеню в тридцать литр золотыми монетами, которые по представлению святейшей Великой церкви, должны быть истребованы от него без послабления чрез управление дворцовыми делами; так как имеет твердость и неизменность настоящий хрисовулл состоявшийся в августе месяце 1-го индикта 6661 года, который подписан и нашею благочестивою и от Бога поставленною державою». Кроме этих издан был и еще хрисовулл того же державного святого императора нашего в феврале месяце индикта 11-го 6656 года, известный также под именем целителя, так как им врачуются, или исправляются недостаточные (хромавшие), может быть, документы всех церквей, то есть: епископий и митрополий и самой Великой церкви, и который рассуждает буквально так: «Исус вождь избранного народа после Моисея, признавая необходимым разрушить укрепления Иерихона, повелел жрецам трубить в трубы вокруг него, и таким образом, сверх чаяния ниспроверг забрала стен. Так и моему императорскому величеству, руководствующему сей новый избранный Богом народ, после того другого между царями Моисея, спасителя и вождя народа, разумею приснопамятного самодержца и родителя моего императорского величества, как бы имеющему необходимость низвергнуть иерихонския стены, то есть укрепления общего врага христиан (разумею западного дракона, господствующего над сицилийскою страною и оттуда скрытно выползающего против римской державы), потребны как бы некие духовные трубы, молитвы архиереев за нас ежедневно умилостивляющие Бога и содействующие к низложению его. Но и сам Боговидец Моисей, когда вступил в битву с Амаликом, будучи поддерживаем с той и другой стороны жрецами, таким образом обратил его в бегство и одолел. Итак, и мое императорское величество, нуждаясь подобно ему в поддержании архиереями для предлежащей борьбы против сего нового Амалика и желая иметь молитвы их, как некий столп света, предводящий сего нового Израиля и направляющий стопы его, даровало настоящий хрисовулл матери всех церквей, новому Сиону, обиталищу Божией премудрости, и архиереям обитающим на всех островах, и на востоке, и на западе, усиливая еще более молитвы их за мое императорское величество. Ибо тщательно знает мое императорское величество, что не спасается царь многою силою, и что исполин не спасется множеством крепости своея, и: лож конь во спасение, говоря согласно с божественным пророком и псалмописцем и богоотцем (Псал. 32 ,16, 17). Итак, желая, чтобы всецело соблюдалась незыблемость, как в сей первой из всех церквей, так и у всех упомянутых архиереев святых церквей, где бы они ни находились, и сильнее закрепляя твердость принадлежащих им документов на владение недвижимыми их имуществами, при этом исправляя и то, что есть, может быть, в их документах шаткого и не имеющего точности; и не только это, но и то, если должен был где-нибудь требоваться документ для обеспеченного владения, удержания и господства над таковыми недвижимыми имуществами, но может быть еще не приготовлен, - мое императорское величество издало в их пользу сей настоящий хрисовулл, восполняющий то, чего у них недостает, то есть, показывающий право их на сии имущества в полном и всецелом виде и совершенно непоколебимым. Сим хрисовуллом мое императорское величество утверждает и поставляет в большую безопасность всякий принадлежащий святейшим Божиим церквам, состоящим под управлением епископов и самой первой между ними, документ на недвижимыя имущества их, в чем бы они ни состояли, где бы ни находились, и прекрасное делает более прекрасным в силу суда и решения моего императорского величества. А все то, что есть в них (где бы кто ни усмотрел это) – в хрисовуллах ли различных императоров, или в грамотах, или в простых повелениях, или в решениях, или в актах, нетвердого и в чем-нибудь не имеющего точной и должной сообразности с императорскими постановлениями и законами, исправляет и определяет, чтобы от этого не было для всех указанных святейших церквей никакого предосуждения во все веки; но чтобы то, что есть у них испорченного и слабого, было весьма твердо и не уязвимо никакими представлениями, если бы кто захотел говорить что-нибудь в пользу казны; ибо настоящий хрисовулл моего императорского величества дает всему сему крепость и полную силу. Из многого, что мог бы кто придумать, мое императорское величество может привести на память нечто немногое, например: если бы сделано было пожертвование поселенцев без определения их количества, или земли без определения ея меры, или вновь открыты в таковых имениях какие-нибудь угодья, которые, может быть, не были пожертвованы им, или хотя и были им пожертвованы, но не были отменены касавшиеся их постановления; или если пожертвованное им прежде имело другое назначение, но постановления о прежнем назначении не были отменены; или какие-нибудь из данных им императорских указов совсем не были предъявлены; или хотя и были предъявлены в каком либо из учреждений, но не в подлежащем учреждении; или, быв предъявлены, утратились, а имеются засвидетельствованные копии с них; или не были совершены акты, которые должны быть совершены; или, быв совершены, не были предъявлены; или не было представлено отчетов, какие предписано было предъявить; или, может быть, по какой-нибудь другой причине, какую мог бы кто-нибудь указать, документы принадлежащие указанным многократно святым Божиим церквам и сей матери всех церквей не имеют твердости, или отчасти, или всецело, и потому не имеют непоколебимости, хотя здесь прямо и не указаны все причины, по которым принадлежащие церквам документы могут не иметь твердости; или может быть, церкви должны представить и другие еще документы на таковые недвижимыя имущества, вследствие того, что некоторые уже совершены ими (ибо если совсем нет никакого документа на какое-нибудь из принадлежащих им недвижимых имуществ; то никакой пользы не принесет им настоящий хрисовулл), - все это и все другое, что бы ни придумал кто когда-нибудь в защиту выгод казны, не будет никогда в состоянии причинить вред святейшим Божиим церквам, - как сему дому Премудрости Божией, так и прочим митрополиям, архиепископиям и епископиям в принадлежащих им, как сказано, недвижимых имуществах на основании каких бы то ни было документов. Ибо если они никогда не имели никакого документа на какое либо из состоящих, может быть, в их владении недвижимых имуществ; то не получат от настоящего хрисовулла никакой пользы; точно также как и казна, если таким же образом чем-нибудь владела доныне по какой-нибудь достаточной причине; ибо во всех этих случаях должна быть соблюдаемы законная строгость. Итак, если кто захочет по любви к деньгам или по другой какой причине, оказать пренебрежение к определениям настоящего хрисовулла моего императорского величества; тот во первых не узрит света Пресвятой Троицы, когда предстанем пред страшным судилищем; затем отпадет от части христиан, как Иуда от двоюнадесяти; и сверх того навлечет на себя проклятие от века почивших первородных святых праведных и богоносных отцев.

 Славянская кормчая. Епископ или игумен церковных имении движимых и недвижимых, да не продает. – По повелению святых апостол, преданное епископом, или игуменом от имения церковного нечто, или от монастырского, не твердо проданое есть. И се творя епископ, или игумен, да извержется.

 Толкование. Церковного имения, или сосуда, или завеса, или от иных вещей что, или от животин, или от иного что, не подобает продати, ни отдати епископу, или игумену. Елика же суть не движимая, рекше села, или нивы, или винограды, или сеножатвы, или лес, или борти, или воды, или езера, или реки, в них же несть прибытка, но пакость церкви наводит, ни того не продати властелем места того; но причетником, или землю делающим, рекше селяном, иже орют землю. Преступая же повеленная, аще убо есть епископ, да изженется из епископии: аще же игумен, из монастыря, яко зле расточающа, их же не собраста.